ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА (albercul) wrote,
ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА
albercul

22. Образование: всем поровну или каждому по способности?

   
      Взгляд на проблему с естественнонаучных позиций

        Начало: (19), (20), (21)

    п-школьный звонок
 

        4. Как российское образование оказалось
        в плену противоестественной методологии
   

Нет сомнения: современная российская педагогика являет собой парадоксальный анахронизм, устаревший пережиток прошлого, никак не вяжущийся с вектором стремительно меняющейся российской действительности. Но почему же она так живуча, несмотря на то, что в основу столь масштабного и социально значимого явления положены ошибочные методологические принципы, попросту говоря, фальшь (отсутствие естественности, неестественность)?

Конечно, сильно раскрученный в прошлом идеологический маховик сразу не остановишь - слишком велика инерция. Советская ментальность оказалась весьма устойчивой матрицей, которая повлияла на современную рос­сийскую действительность так, что при этом суть множества вещей осталась прежней. Не изменилось главное - образ мышления, поэтому нынешние россияне в массе своей продолжают получать образование по-советски. Однако В.В. Кумарин в своем исследовании не ограничился только общими выводами на этот счет, но и вскрыл более конкретные факторы, оказывающие негативное (и весьма активное) влияние на положение дел в современной системе образования.



Во-первых, российские педагоги не держат свои «инновационные технологии» в тайне и только в академических стенах. У них имеется широкая всероссийская трибуна. Кроме того, они массово издают «инновационную» литературу, включая учебники, сборники статей и рефератов, монографии и т.д. И, надо сказать, весьма успешно: вал печатной продукции (содержащей преимущественно пустой информационный шум) фантастически возрос в связи с отменой государственной официальной цензуры (опять-таки благодаря вышеупомянутым социально-политическим преобразованиям в стране).

Во-вторых, за последние десятилетия гипертрофически разрослась сеть педагогических диссертационных советов, особенно за счет периферийных вузов. Эти советы укомплектованы на местах исключительно надежными единомышленниками, всегда готовыми принять в процессе голосования только верное и нужное решение. Все это открывает неограниченные возможности «клонировать» себе подобных, сначала «инновационными» кандидатскими, а затем и докторскими защитами.

Спросите ради любопытства кого-либо из ученых педагогов, что они думают о взглядах В.В. Кумарина. Наверняка скажут, что не знают такого автора (который, кстати, до издания своей «Педагогики природосообразности» неоднократно, на протяжении ряда лет излагал свои мысли в солидных педагогических журналах). Кто-то, испуганно округлив глаза, уйдет в сторону. Возможно, найдется и такой респондент, который ответит (со средневековой прямотой): «Не надо читать этого автора», разумеется, не приводя никаких аргументов относительно вредности такого чтения (не надо - и все тут). В общем, единомыслие!

В условиях феноменального единомыслия и полнейшей солидаризации станет ли кто-то, добившись успеха на поприще педагогической науки, разоблачать и ниспровергать самого себя да к тому же в ущерб собственному благополучию? Возможно, бывают исключения, но не они определяют тенденцию. Потому и не собирается сдавать своих позиций российская псевдо-психолого-педагогическая «империя».

Наконец, в-третьих, весьма существенная причина скрыто таится во всеобщей человеческой слабости, которой очень ловко пользуются психолого-педагогические «инноваторы». Про­стодушные родители (а тщеславные особенно) слепо ве­рят им: кому не хочется, чтобы его ненаглядное чадо выросло ум­ным, постигло все школьные премудрости и в дальнейшем сделало карьеру? На этой-то слабости «инноваторы» и спекулируют (весьма успешно и абсолютно безнаказанно). «Существует слепое доверие народа к школам, каковы бы они ни были. Отцы и матери всё ещё в святой невинности полагают, что если их дети посещают школу и находятся в ней, то, значит, они развиваются как в физическом, так и в моральном от­ношениях. В течение всей своей жизни я пытался бороть­ся как с этим тщеславным заблуждением, так и со всем тем, что есть плохого в народных школах», - с горечью писал Песталоцци.

Остается добавить к этому, что слепое доверие русской общественности к психолого-педагогическим «инновациям» в значительной мере связано еще и с ура-патриотическими мифами, к восприятию которых она всегда была склонна (вроде того, что наша школа, а, стала быть, и наша система образования – самая лучшая в мире; соответственно наши ученики – самые умные, самые читающие, всесторонне развитые, так что в этом отношении мы впереди планеты всей; образование – сфера деятельности, в ко­торой мы были и по-прежнему остаемся настолько конкурентоспособными, что можем его даже выгодно для себя экспортировать и т.п.).

Кстати. По результатам оценки учащихся 15-летнего возраста, осуществленной ещё в 2000 году в рамках международной программы PISA (Program International Student Assessment) на первое место вышли школьники из   Финляндии,   Австралии и Южной Кореи (последние до сих пор в лидерах). Резко вырвались вперёд такие страны, как Польша, Чехия, Эстония, Латвия, которые ранее ориентировались на российскую систему образования, а затем прислушались к советам экспертов. Необыкновенные темпы роста в достижениях школьников ныне наблюдаются у Тайваня, Сингапура, Китая. Россия в этом отношении выглядит бледно. Она топчется в третьем десятке стран, у которых образованность школьников ниже среднего уровня.

Среди всех мифов, несомненно, их королевой является поразительно устойчивое представление в разных слоях общества о некоем мессианстве российского народа (с его «сакральным превосходством» и акцентом на духовном), который живет в центре мира и «был задуман» якобы как народ будущего, как народ, альтернативный всем осталь­ным народам. Отсюда, от особой русской духовности, разумеется, и произойдёт в будущем спасение не только самой России, но и всего человечества.

Замечу в этой связи, что всякого рода утопические фантазии, социальное мифотворчество и связанные с ними надежды полезны людям настолько, насколько, смягчая трагические реалии, помогают им жить. Когда же утопия самодовлеет, мешает трезвому взгляду на вещи, она становится контрпродуктивной и может быть даже опаснее того, от чего будто бы спасает.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 143 comments