ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА (albercul) wrote,
ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА
albercul

6. Биология и виталогия

Или конец биологической монополии

Начало: (5)
 

3. Жизнь: биологическая и виталогическая 

Итак, не имея определенного представления о сущности самой обыкновенной (видимой, веще­ственной, иначе говоря, биологи­ческой и к тому же хоть в какой-то степени доступной для научного исследования) жизни, мы, тем не менее, ничтоже сумняшеся наде­ляем свойствами последней мно­жество далеких друг от друга, раз­личных по своей природе и, стало быть, несопоставимых, объектов. Но такая небрежная манера и беспринципность еще больше загоня­ют нас в методологи­ческий и терминологический ту­пик. Легко ли сказать - в одной связке (жизнь, живое) оказались простейшая амеба и... Абсолют, или Высший Разум. Разве столь беден язык науки? Неправомер­ность такого (по существу эклек­тического) объединения становит­ся очевидной уже по следующим соображениям.

  


амеба1            амеба-человек       космический разум
           Амеба                   От амебы - к человеку       Образ "космического разума"


Биологическая материя устрое­на таким особенным образом, что в каждом ее конкретном носителе (от упомяну­той амебы обыкновенной до человека разумного) низший уровень структурной иерархии дает свои указания высшему и тем самым определяет все его свойства и функции. Поток кодированной информации, который начинается на уровне молекулярного генетического текста, последовательно переводится с одного языка на дру­гой и передается снизу вверх. Охва­тывая все вышестоящие уровни, он вносит элементы строгой детерми­нированности на всю область пространственной интеграции живого, вплоть до организма в целом со все­ми его индивидуальными морфоло­гическими и функциональными особенностями. Иначе говоря, в биологических системах имеет ме­сто обратный (нашему стереотип­ному представлению) иерархичес­кий порядок: высшее подчинено низшему. Так уж распорядилась природа.

Что же касается гипотетических бестелесных, эфирных, полевых и тому подобных проявлений тонко­го мира, то нам трудно судить о них с полной определенностью. Но по логике вещей они в принципе не могут быть организованы подоб­ным образом (абсурдно допустить, например, что Абсолют осуществ­ляет свою волю на основе указа­ний, идущих снизу). Здесь, в этой сфере, несом­ненно, должна господствовать пря­мая иерархия, состоящая в том, что директивные указания идут сверху вниз, низшее всецело под­чинено высшему. Но тогда эти объекты выходят из-под влияния и контроля собственно биологических зако­нов. Они существуют по иным пра­вилам (к ним совершенно не при­менимы известные категории гене­тики, биоморфологии, экологии, систематики и т. д.) и потому представляют собой уже не жизнь в ее привычном для нас значении, а нечто иное. И здесь открывается широкое поле для дискуссии.

Не настало ли время (с учетом накопленных фактов, которые не вписываются в рамки сциентистс­ких представлений и от которых естествознание уже не может дис­танцироваться, как это было преж­де) подвергнуть аморфное и без­размерное понятие «жизнь» пере­осмыслению, конкретизации и терминологическому разграниче­нию? Может, нам следует, прежде всего, отказаться от устаревшего, догматического положения о том, что жизнь (в ее единственно досто­верно известном нам проявлении) есть высшая форма организации материи? Может, в мире существу­ет не только биологическое состояние, но и, скажем (если, не мудрствуя лукаво, идти от известного словообразова­тельного корня), виталогическое состояние, чему должны соответствовать в си­стеме научного познания биология и виталогия? 

4. Экология и этология 

Что бы ни говорили о множе­ственности обитаемых миров и многообразии форм живого, не ис­ключено, что мир, в котором могут быть свидетели, исследователи и наблюдатели, чрезвычайно маловероятен. Даже элементарная био­логическая система - крайне сложное природное явление. А всякое восхождение по лестнице возрастающей сложности означа­ет, как учит нас синергетика, реа­лизацию все более редких событий. Коридор, ведущий к сложно­му, очень узок (столь же узок, кстати, и путь, ведущий, согласно библейским представлениям, к Богу). В самом деле, малейшее на­рушение численных значений фун­даментальных космических кон­стант делает нашу Вселенную не­узнаваемой, исключая всякую возможность появления жизни. И, следовательно, всем нам безумно повезло, что мы существуем, хотя и не можем в полной мере оценить своей удачливости.

Не разобравшись в сущности жизни, человечество, однако, «преуспело» в том, чтобы серьез­но навредить всему живому, стре­мительно приблизив себя к роко­вой черте. Тщетно пытаясь перело­мить деструктивную тенденцию в биосфере, мы не вполне сознаем то чрезвычайно важное (для соб­ственного нашего благополучия) обстоятельство, что судьба современной цивилизации определяется не только и, может быть, даже не столько экологическими мотива­ми, которые сейчас у всех на устах, сколько этологическими, то есть характером и нравом людей. Ре­альное их значение столь велико, что впору открывать (по сложив­шейся традиции) очередное пери­одическое издание под названием «Этология и жизнь». Этологическое оказывает прямое и зачастую первичное, определяющее влияние на экологическое. Мы столь ради­кально изменили свою жизненную среду, что теперь для того чтобы обитать в ней, должны в корне из­менить себя.

Реализовать такое намерение, однако, непросто. Высокоразви­тые (в экономическом и технологическом отноше­нии) страны продолжают руковод­ствоваться известным афоризмом «жить хорошо, а хорошо жить - еще лучше». Они безудержно со­ревнуются (внутри себя и друг с другом) в удовлетворении так называемых непре­рывно растущих материальных по­требностей общества (разумеется, за счет ограниченных и не возобновимых ресурсов биосферы). Люди охвачены страстями, способными подчинить целое частному, выс­шее - низшему. На этой почве обильно прорастает и всюду рас­пространяется в скрытом и явном виде зло. Растет внутривидовая агрессия, которая давно уже пере­шла по своим масштабам все существующие в природе (и ею допу­щенные) границы и приобрела уродливые формы. И это несмотря на то, что ведущая к спасению ли­ния жизни, казалось бы, ясна и доступна каждому. Она сформу­лирована в христианской этике, например, и настойчиво пропаган­дируется вот уже более 2000 лет.
Так что же такое жизнь и како­во должно быть наше отношение к ней в настоящем и будущем? С этим нерешенным вопросом, кото­рый стоит в центре всего миропо­нимания, мы только что вошли в третье тыся­челетие, охваченные тревогой, но сохраняющие в себе веру, надеж­ду, любовь и помнящие о том, что любовь среди них - большее.

Tags: биология и виталогия, жизнь биологическая, жизнь виталогическая, проблема жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments