ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА (albercul) wrote,
ВЕТВЯЩАЯСЯ БИОСФЕРА
albercul

5. Биология и виталогия

Или конец биологической монополии

Необозримая и необъятная по всем своим параметрам естественнонаучная (и околонаучная) лите­ратура изоби­лует словом «жизнь». Только соб­ственно биологическим аспектам высшей (как принято пока считать в науке и философии естествознания) формы организации материи посвящено огромное количество фундаментальных монографий и неисчислимое множество отдель­ных статей, разбросанных в раз­личных изданиях мировой печати. Океан информации (а порой и дез­информации). Его не переплыть, не выпить. Лишь утонуть в нем мож­но. Слово «жизнь» положено, по­мимо всего прочего, в название из­вестных журналов («Наука и жизнь», «Химия и жизнь», «Экология и жизнь»).
Содержание предмета нашего исследовательского интереса, ка­залось бы, не может вызывать со­мнений. Куда сложнее, подумает иной читатель, ответить на вопрос, что обозначают первые слова, сто­ящие в названиях упомянутых журналов. В действительности же, как раз, наоборот. Такие понятия, как наука, химия, экология имеют относительно конкретные и общепринятые науч­ные определения. Но, как это ни странно на первый взгляд, едва ли найдется человек (даже весьма ав­торитетный в ученом мире), спо­собный дать вполне обоснованное определение жизни, которое не встретило бы аргументированных возражений.

 



1. Очень живая, очень разумная Вселенная 

Пишут, конечно, на разные темы. Но в последнее время - все больше о возможности выживания челове­чества в условиях глобального экологического кризиса, о путях его преодоления, об утопическом и реальном в концепции ноосферы. Вме­сте с тем продолжают обсуждать более отвлеченные вопросы, напри­мер, имеющие отношение к истории и самой вероятности возникновения на безжизненных когда-то просто­рах Земли живого вещества путем так называемого абиогенеза. Начало подобных представлений связы­вают с классической теорией Опа­рина - Холдейна. Однако суть про­блемы предвосхитил, по-видимому, еще Анаксагор, сказавший, что жи­вые существа сначала возникли из влаги, тепла и земли и лишь затем стали рождаться один из других (на том в принципе стоит и Библия, по­вествуя о сотворении жизни из пра­ха земного).



схема происхождения



                  сектор жизни  

                                Происхождение жизни на Земле

Переживает свой ренессанс идея существования внеземных цивили­заций. Тут надо заметить для справки, что еще в средние века даже самые строгие физики-космо­логи (среди них Гюйгенс и Ньютон) видели небеса, как и их несгибаемый предшественник Джордано Бруно, населенными разнообраз­ными живыми существами. Однако в последующие годы стиль и харак­тер естествознания изменились на­столько, что подобный полет фантазии стал уже неприемлем, и в
XIX столетии космология связала себя (казалось, навсегда) с пустой и мертвой Вселенной. Но сначала Э. Циолковский, а затем Ф. Дайсон, Ф. Крик и их единомышленники вновь вызвали к жизни загадочный мир космической биологии. Так что теперь об этом не только много пи­шут и говорят, но и всерьез, с уче­том новейших достижений науки и техники, предпринимают попытки поиска жизни во Вселенной.

Трудно сказать, что принесут эти, прямо скажем, беспрецедент­ные для нас, землян, усилия. В лучшем случае их первые результаты проявятся в текущем столетии. Пока же наши представления об иных формах жизни, несмотря на инт­ригующие сообщения об уфологи­ческих эффектах и всякого рода паранормальных явлениях, оста­ются, как и прежде, весьма туман­ными.



                   образ энергетической жизни  

               Образ "полевой" формы жизни

Одни авторы твердо придержи­ваются того взгляда (опираясь на изотропность Вселенной, форму­лу Дрейка, антропный принцип в современной космологии и принцип водно-уг­леродного шовинизма, который по существу является следствием первого), что жизнь (если она где-то и есть за пределами нашей пла­неты) всюду должна зарождаться однотипно и на одной и той же хи­мической основе: вода - как универсальный растворитель (кстати, недавно с помощью новейших научных методов было доказано, что это удивительное по своим свойствам вещество имеется всю­ду в большом количестве, по край­ней мере, достаточном для жиз­ни - Вселенная буквально купа­ется в воде) и углерод - как центральный атом во всех фунда­ментальных для жизни соедине­ниях. У более распространенного в природе кремния есть весьма уязвимое место. В присутствии кислорода связи «кремний - кремний» нестабильны, что ста­вит под серьезное сомнение воз­можность существования жизни на основе кремнийорганических полимеров. А от добра, как приня­то говорить, добра не ищут.
Другие, напротив, считают (и надо заметить, что эта точка зре­ния входит в явное противоречие с религиозным представлением об одноактном творении жизни во Вселенной), что какие бы то ни было конкретные материальные структуры (прежде всего химичес­кие элементы) не могут претендо­вать на исключительную роль в по­строении живого вещества. Жизнь во Вселенной многообразна не только субстратно, но и функцио­нально. Будучи не зависимой от плоти и крови, она может реализо­ваться, например, в системе неких сверхпроводящих контуров, меж­звездных пылевых скоплениях (Ф. Дайсон), распластанной на камнях плесени (А. Колмогоров), аморф­ном протоплазматическом море (С. Лем) и просто в энергетических сгустках.
Наиболее радикально настроен­ные приверженцы этого взгляда (среди них в качестве представите­ля официальной науки можно на­звать академика АМН России В.П. Казначеева) идут еще дальше. По их мнению, совсем не обязательно устремляться в заоблачные выси для поиска иных форм жизни. «Приляг к лужице», - наставлял известный в прошлом натуралист тем исследователям природы, ко­торые считали обязательным  и необходимым от­правляться за великими открыти­ями в кругосветные путешествия. Уже на самой нашей Земле, оказы­вается, сплошь и рядом (букваль­но - под ногами) обитают живые сущности, имеющие разную материально-энергетическую организацию. Не­которые из них находятся к тому же в кооперативных отношениях с примитивной (но почему-то доминирующей всюду! -  Авт.) белково-нуклеиновой формой жизни. Более того, они в нас самих, в каждой клетке нашего тела. Это, так называемые, полевые (эфирные, микролептонные, солитоно-голографические, спинарно-торсионные и т. д.) фор­мы живого вещества, которые спо­собны, как и подобает живому, к воспроизведению себе подобных, адаптации к внешним условиям, самоорганизации и саморазвитию, а нередко обладают сознанием и волей. Причем грубое видимое (белково-нуклеиновое) вещество по достижении некоторого этапа в своем индивидуальном развитии отмирает и предается земле, а тон­кое невидимое - остается и про­должает активную деятельность неопределенно долго (быть может, вечно). Особая субстанция (она же аура, флюид, дух, прана, наконец, биополе) не подчиняется извест­ным науке физическим законам. И как знать, может, в природе существу­ют иные классы взаимодействий (наряду с известными сильным, слабым, электромагнитным и гравитационным), а все наблюдаемые проявления жизни есть лишь трехмерный след (проекция) многомер­ной на самом деле реальности.

В последнее время стало обыч­ным умозрительно рассуждать на страницах различных журналов о живом элек­троне, атоме, камне, живой воде и живой планете, живых звездах, космическом живом пространстве, живой Вселенной. Для неодушев­ленной природы, косного (по терминологии В.И. Вернадского) ве­щества уже не остается места в этом насквозь анимистическом мире. Только не надо думать, что кто-либо из авторов подобных публикаций имеет ясное представ­ление о сути рассматриваемого предмета.

Игра воображения и вовсе не знает берегов, когда речь заходит о формах жизни, наделенных разумом. Сверхчувственная жизнь, небиологические (и даже внематериальные) формы разумной жиз­ни. Лучистое человечество, мысля­щий эфир, бестелесное сознание, думающая планета. Наконец, кос­мический суперразум: он обладает такими фантастическими возмож­ностями, что в повестку дня все­рьез ставится вопрос, не является ли реально наблюдаемый факт расширения Вселенной (после на­чального сингулярного состояния) результатом его преднамеренной деятельности.

В общем, экстравагантность выдвигаемых идей может ошело­мить иного читателя, привыкшего к размеренному ходу рациональ­ной мысли. Но нет ничего нового под Солнцем, как мудро предосте­регает нас Экклесиаст. «Порою кто-то скажет: смотри, вот это новое. Но это давно уже было в веках...» И действительно, такие, к примеру, благозвучные, благопристойные и очень популярные когда-то слова, как «
vis vitalis» (виталисты), «психея» (Платон) и «энтелехия» (Аристотель) с лихвой перекрыва­ют своим смысловым содержанием многое из того, что теперь претен­дует на последнее слово. 



2. Но что же такое жизнь? 

Не будем, однако, излишне строгими в оценке тех или иных взглядов, пусть даже далеких от реальности или, как иногда еще говорят, здравого смысла (по мер­кам ортодоксальной науки). Куда благоразумнее допустить, что в природе (в самой ее основе) много непознанного и даже в принципе непознаваемого. Что Вселенная многомерна (по крайней мере, в микромасштабах), и к тому же ос­новная доля ее вещества приходится на недоступную физическим методам исследования тонкую (темную) материю. Согласимся и с тем, что обновление и совершенствование терминклатуры - необ­ходимое условие развития всякого знания. Желаем мы того или нет, процесс научного словотворчества будет неуклонно расти, вопреки требованию Оккама не умножать сущностей без меры (это обстоя­тельство не следует излишне дра­матизировать: нежизнеспособные семантические конструкции безжалостно и очень скоро выбрако­вываются из обращения естествен­ным отбором, после чего остаются хотя и редкие, но весьма продук­тивные идеи).

И все-таки, вправе ли мы так размашисто, полагаясь только на впечатление или романтическое умонастроение, выдвигать посту­латы, судить о предмете, не имея о нем определенного представле­ния? Ведь мы и в самом деле не зна­ем, что такое жизнь. Даже та обык­новенная (но в то же время пока единственно доступная нашим органам чувств) - видимая, веще­ственная, телесная, белково-нуклеиновая. Которая как раз таки и заводится с удивительным посто­янством и упорством в упомянутой обыкновенной луже, где бы та ни возникала. То есть мы способны, конечно, вслед­ствие своего практического опыта отличить живой объект от неживо­го. Мы вроде бы знаем, о чем идет речь, когда говорят «жизнь», «живое», но не в состоянии дать этому понятию конструктивного научно­го определения.

Известный в прошлом биолог-теоретик Э. Бауэр, кажется пер­вым (в 1935 г.) обратил внимание на парадоксальное обстоятельство, состоящее в том, что в системе ес­тествознания не определен пред­мет целой науки -  биологии. Правда, в то время еще не был из­вестен механизм матричного син­теза на молекулярном уровне, не имелось представления о конвариантной редупликации, не были от­крыты пространственная структу­ра молекулы ДНК и генетический код. Но вот что пишет спустя 40 лет (когда это и многое другое ста­ло в науке уже исторической реальностью) один из основателей отечественной молекулярной био­логии В. Энгельгардт: «По-пре­жнему остается непознанной са­мая коренная, величайшая зада­ча - сущность, природа самого явления жизни. Мы лишь уверены в том, что находимся на пути к это­му решению, но трудно сказать, каково расстояние, отделяющее нас от цели».

С тех пор прошли десятилетия. Биологическая наука, как и естествознание в целом, обогатились новыми фактами и грандиозными открытиями. Однако расстояние до упомянутой цели от этого нис­колько не сократилось. Часто ци­тируемое утверждение В.И. Вер­надского о существовании корен­ного отличия живого вещества от косной материи, об отсутствии плавных переходов между ними (на этом в свое время горячо наста­ивали виталисты) научно не под­тверждается. Мы неизменно стал­киваемся с невозможностью одно­значно провести разделительную линию и не знаем когда, с какого момента сказать: «жизнь», «жи­вое» (не имеем такого признака, который сам по себе позволил бы сделать это резко, твердо и безого­ворочно).


      
кристалл5      


Взять, к примеру, кристалли­ческий панцирь Земли - олицет­ворение косности, инертности и неподвижности (с точки зрения биолога). Разве не достойны удив­ления рост минерального крис­талла за счет элементов среды, его способность к регенерации? Это не простое увеличение числа свя­занных атомов, а процесс, с необ­ходимостью включающий в себя условие постоянной репродукции заданного типа структуры, по су­ществу - процесс самоорганиза­ции. Информация о будущем кри­сталла закодирована в структуре его исходных компонентов. С виду холодные и бесчувственные, кристаллы рождаются, живут и умирают, ведут борьбу за суще­ствование, осваивают простран­ство. Вытесняют и пожирают друг друга. Устают и отдыхают, изда­вая при этом звуки. Им свойствен­ны процессы размножения, пита­ния (поглощения), созидания и разрушения, обмен веществ, чув­ствительность и раздражитель­ность, столь характерные для живых организмов. А это значит, что в функционировании кристалла воплощен прообраз механизма информационного управления.


       пригожин
         
         
И.Р. Пригожин

Согласно синергетическим представлениям (И. Пригожин, Г. Хакен, М. Эйген, А. Руденко), таким механизмом в значительной степени обладает всякая находя­щаяся вдали от термодинамичес­кого равновесия (то есть имеющая большой запас свободной энергии) диссипативная система неживой природы (в особенности автоката­литическая). По достижении состояния крайней неус­тойчивости и нестабильности такая система способна бифуркировать, создавать порядок из хаоса, повышать ценность содержащейся в ней информации путем отбора мод, наиболее резонансных системе, и тем самым прогрессивно эволюционировать от простого к сложному.
Вообще говоря, любая системная единица неорганической материи уже в силу своей структурности спо­собна к распознаванию, оценке, вы­бору и переработке информации, что создает определенные условия для ее самоорганизации и самообу­чения. В природе нет абсолют­ной границы между структурно свя­занной и свободно циркулирующей информацией. И в живых, и в нежи­вых системах они не только нераз­рывны, но и взаимно предполагают друг друга. В последнем случае от­сутствует лишь высокоразвитая способность организационного ис­пользования информации, которой в полной мере обладают лишь жи­вые объекты.




  бифуркация   бифуркация1  бифуркация2бифуркация3       бифуркация4              бифуркация5

Самоорганизация в природе

И выходит (если еще учесть тождество химических кларков живого вещества биосферы и кос­ного - литосферы, коллоидаль­ное состояние коры выветривания и цитоплазмы клеток, генетичес­кое единство геологических и био­логических процессов, наконец, отсутствие в космосе хирально чи­стых органических соединений с четко выраженной оптической асимметрией), что наша жизнь, как это и предвидели интуитивно древние мысли­тели, есть плоть от плоти Земли.

По современным научным пред­ставлениям, она отличается от не­живой природы главным образом соотношением между веществом, энергией и организацией, а также мерой упорядоченности, сложно­сти, увеличением веса и функцио­нальной значимости информации в общей сумме материи. Пытаясь проникнуть в сущность феномена жизни, мы вынуждены ограничить сферу своего знания лишь доступ­ными нашему наблюдению явлени­ями жизни. Мы в состоянии гово­рить лишь о том, в чем проявляет­ся более высокое качество живого, чем оно превосходит в тех или иных отношениях состояние веще­ства, присущее неживой природе. Но не более того!






Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →